Рождение Санкт-Петербурга - Петровский период

История Санкт-Петербурга, лучшие статьи об истории Санкт-Петербурга

Главная » Справочная информация » История Санкт-Петербурга

Рождение Санкт-Петербурга - Петровский период

Взятие НотебургаВ 1703 году Петром I была взята шведская крепость Ниеншанц, стоявшая в месте впадения реки Охты в Неву. Победа в этой битве означала победу в многолетней Северной войне со шведами. Оценив выгодное в военном отношении положение отвоеванной территории, Петр тут же начал ее освоение постройкой военной крепости. Петропавловская крепость, заложенная и построенная основателем города, - ровесница города, свидетельница всей его истории. Отсюда начался Петербург. Закладка крепости состоялась на острове Енисаари (Заячьем острове) 16 мая 1703 года, всего через две недели после взятия крепости Ниеншанц. Петр I с большой свитой приплыл тогда на лодках к острову, чтобы лично присутствовать при освящении избранного им места. Царь с заступом в руках дал знак к началу землекопных работ, и лично опустил в выкопанный ров каменный ящик, внутри которого был золотой ковчег с частицей мощей святого апостола Андрея Первозванного. Положив сверху каменную плиту, он покрыл ее собственноручно вырезанными кусками дерна.
Петр I отличался стремительностью своих действий. Он все делал быстро. И город, задуманный им, рос на глазах со скоростью, пытавшейся настигнуть замыслы своего основателя. В 1712 году город уже стал резиденцией царского двора, сосредотачивая на себе внимание и заботы царя. В начале этого года состоялось торжественное бракосочетание Петра I с Екатериной Алексеевной. В то время Петербургу шел девятый год от рождения, и он еще ничем не напоминал столицу, или хоть сколько-нибудь значительный город. Вся его территория умещалась в самом центре нынешнего Петербурга. Сплошные застройки были только на Петроградской стороне (Городской остров), где тоже была выстроена крепость и неподалеку от нее деревянный собор в честь Святой Троицы. Отдельные постройки были на Васильевском острове, среди которых выделялся дворец князя Меншикова. На Выборгской стороне тоже было поселение, и стояла деревянная церковь святого Сампсония, заложенная в 1709 году в память о победе в Полтавской битве. На левом берегу Невы, который впоследствии стал центром Петербурга, было выстроено только здание Адмиралтейства с укреплениями, и деревянная церковь святого Исаакия (Петр I родился в день, когда церковью празднуется память святого Исаакия Далматского). Кое-где встречались строения и до самой Мойки. А за Мойкой шли уже леса и болота. Царским жильем служил маленький дворец, тот самый, который сейчас называется Домиком Петра Великого, и «зимний» дворец, который стоял на месте нынешнего Эрмитажа. На Городском острове, наиболее заселенной части города, появились уже улицы, но в основном деревянные строения ставились беспорядочно и скученно, что способствовало, конечно, возникновению сильных пожаров. Особенно сильным был пожар, возникший 28 июля 1710 года, за час испепеливший весь Ростовский рынок Петербургской стороны. Таким был Петербург в первые девять лет своего существования. С 1712 года началась быстрая и правильная застройка улиц, площадей, набережных.
Петербург стал интенсивно заселяться. В 1710 году Петр приказал переселить в Петербург 15000 разных мастеровых людей со всей России. Мастеровые переселялись вместе с семействами. Им были отведены земельные участки и построены дома за казенный счет.
В 1713 году Петром был издан указ, согласно которому все лица, причисленные к царскому двору, обязаны были строиться дома в Петербурге, так как им предписано было жить в нем безотлучно. План Санкт-Петербурга
Петр строил великодержавную столицу, которая ни в чем не должна была уступать европейским городам. Строил с размахом и с большим попечением о красоте города. Для застройки и украшения города были вызваны итальянские и французские архитекторы, хотя в главнейших постройках Петербурга, Петергофа и Кроншлота ясно выразилось его предпочтение голландскому зодчеству. В 1714 году появился указ, воспрещавший строить деревянные дома на набережной Невы, Петербургской стороне, на Адмиралтейском острове между Невой и Мойкой.
Желая ускорить темпы застройки города, Петр издавал указ за указом. Одним из них запрещалось возведение каких бы то ни было каменных построек по всей России, а все каменных дел мастера вызывались на берега Невы. Он щедро раздавал земельные участки в Петербурге зажиточным людям, обязывая их строиться на них соответственно статусу приближенных императора Российского. Для составления общего плана города Петром был вызван из Парижа архитектор Леблон. Способный, деятельный и знающий архитектор сразу вошел в доверие Петра, который называл его «прямой диковинкой».
Стараясь войти в мысли и вкусы царя, Леблон хотел использовать водные ресурсы невского устья самым широким образом. По его плану Петербург должен был явить собой некое сочетание Амстердама и Венеции, украшенное во вкусе времен Людовика XV. Центральные части города вместе с Васильевским островом по этому плану разрезались на правильные и неправильные четырехугольники поперечными и продольными каналами. Каналы, расширяясь к месту пересечения, образовывали бассейны, а в середине четырехугольников должны были быть площади, очерченные красивыми зданиями. В центре площадей должны бить фонтаны, а вокруг них разбиты сады. Этот план Леблона никогда не был осуществлен вполне: каналы, прорытые в Литейной части города и на Васильевском острове впоследствии были засыпаны. Но его заботы о благоустройстве города принесли свои плоды. На главных улицах города появились масляные фонари, изготовленные по рисунку Леблона. Для мощения улиц нужны были камни. Поэтому каждому возу при въезде в Петербург вменялось в обязанность иметь три булыжника. В своих докладах царю Леблон говорил и о необходимости установления полицейского надзора за соблюдением внешней чистоты, за безопасностью жителей от грабежей, бродяг и пожаров. И эти меры были приняты. В 1718 году Петр составил указ для впервые образовывавшейся городской полиции, в котором были определены обязанности полицейской власти и правила благоустройства города. Это касалось и пожарных предосторожностей, и содержания улиц и каналов города в чистоте, и торговли продуктами питания, а также задержания воров и бродяг.
Особой заботой царя был Летний сад, который в ту пору занимал гораздо большую площадь. Он украшался богатыми цветниками, павильонами, гротами, статуями, в том числе и древнегреческой статуей Венеры, которая потом долгое время находилась в Таврическом дворце и потому названная Таврической. Петр сам выписывал для своего любимого сада южные цветы, деревья, кусты. Разбивку сада спланировал Леблон. По его же рисункам был сделан фасад летнего царского дворца в стиле китайской пагоды.
Зимний дворецВ некотором удалении от центра вверх по Неве Петром была усмотрена местность, где в 1241 году по преданию была одержана победа над шведами великим князем Александром Невским. Здесь в память об этой победе царь решил построить монастырь Александра Невского. Уже в 1713 году здесь была построена деревянная церковь Благовещения, а в 1717 году были начаты работы по строительству каменного монастыря под руководством и по плану архитектора Трезини. В кельях, примыкавших к собору, были отведены места для богадельни, больницы для инвалидов и школы для детей духовного звания, которая называлась Цифирной школой, а потом была преобразована в Духовную академию. В монастыре была также основана казенная типография. Петр любил бывать в монастыре, там долгое время сохранялась кровать, на которой он спал во время говения (время подготовки к причастию). Сейчас эта кровать находится в Летнем дворце Петра I. 30 августа 1724 года было совершено торжественное перенесение мощей святого князя Александра Невского из владимирского Рождественского монастыря в Александро-Невскую лавру. Царь выехал навстречу мощам в Усть-Ижору и на собственной галере, сам стоя за рулем, отвез их в Лавру. Причем на веслах сидели важнейшие сановники.
Одновременно с застройкой Петербурга, Петром велись работы по созданию замечательных дворцово-парковых ансамблей в Петергофе, Царском Селе, Павловске, Гатчине Ораниенбауме и Стрельне. В Петергофе начинают строить «забавные дворцы» уже в 1709 году. И здесь царь успевал бывать и входить во все дела и проблемы. Петр I регулярно путешествовал из строящегося Петербурга в строящийся Кронштадт - сначала по берегу, потом на корабле. Для отдыха царя на территории нынешнего Петродворца были построены "заезжие светлицы", с которых и началось строительство города. Это был небольшой скромный домик в голландском стиле - Монплезир, или «попутный дворец». Он предназначался для отдыха царя, его окружения и гостей. Планомерное строительство летней царской резиденции в Петергофе начинается в 1715 году вскоре после торжественной церемонии бракосочетания Петра I с Екатериной Алексеевной.

Узнать о пригородах и нашем замечательном городе вы можете здесь, на сайте Санкт-Петербурга, где представлена и другая полезная информация.
Среди своих крупномасштабных преобразований, касавшихся устройства Государства Российского, строительства новой столицы Петр I не обошел вниманием и сферу человеческих отношений. Старый московский обычай семейной замкнутости казался ему недостаточным. Ему хотелось утвердить в своей новой столице европейские формы общения. Для достижения этой цели им были введены «ассамблеи» - общественные собрания, которые по его замыслу должны были служить не только для забавы, но и открывали возможность для решения деловых проблем. В своем указе 1718 года об установлении «ассамблей» он писал, что «вольное собрание или съезд, делается не только для забавы, но и для дела, ибо тут можно друг друга видеть, обо всякой нужде переговорить, также слышать, где что делается. При том же забава». «Ассамблеи» устраивались зимой в домах вельмож поочередно. Приезжать нужно было непременно с женами и взрослыми дочерьми. Царь разработал и правила проведения «ассамблей», в которых он настаивал на простоте общения с целью стереть сословные различия и придать деловым заслугам и полезному труду должную цену. Сам же и подавал пример доступности, запретив вставать с поклонами при его появлении. Нарушители правил подвергались штрафу: им вручался огромный «кубок белого орла» с вином, который они обязаны были выпить.
Пушкин оставил нам описание одной из таких «ассамблей»:
«В большой комнате, освещенной свечами, которые тускло горели в облаках табачного дыма, вельможи с голубыми лентами через плечо, посланники, иностранные купцы, офицеры гвардии в зеленых мундирах, корабельные мастера в куртках и полосатых панталонах, толпой двигались взад и вперед при беспрерывном звуке духовой музыки. Дамы сидели около стены; молодые убраны были со всей роскошью моды. Золото и серебро сияло на их робах; из пышных фижм возвышалась, как стебель, их узкая талия; алмазы сверкали в ушах, в длинных локонах и около шеи. Они весело поворачивались направо и налево, ожидая кавалеров и начала танцев. Барыни пожилые старались хитро сочетать новый образ одежды с гонимой стариной; чепцы сбивались на соболью шапочку царицы Натальи Кирилловны, а робронды и мантильи как-то напоминали сарафан и душегрейку. Казалось, они более с удивлением, нежели с удовольствием присутствовали на сих нововведенных игрищах, и с досадой косились на жен и дочерей голландских шкиперов, которые, в канифасных юбках и в красных кофточках, вязали свой чулок, между собой смеялись и разговаривали, как будто дома.
Императрица и великие княжны, блистая красотой и нарядами, прохаживались между рядами гостей, приветливо с ними разговаривая. Государь был в другой комнате. Там сидели большей частью иностранцы, важно покуривая свои глиняные трубки и опоражнивая глиняные кружки. На столах расставлены были бутылки пива и вина, кожаные мешки с табаком, стаканы с пуншем и шахматные доски. За одним из них Петр играл в шашки с одним широкоплечим английским шкипером. Они усердно салютовали друг друга залпами табачного дыма. В это время толстый господин, с толстым букетом на груди, суетливо вошел, объявив громогласно, что танцы начались, и тотчас ушел; за ним последовало множество гостей.
Во всю длину танцевальной залы, при звуке самой плачевной музыки, дамы и кавалеры стояли в два ряда друг против друга; кавалеры низко кланялись, дамы еще ниже приседали, сперва прямо против себя, потом поворотясь направо, потом налево, и так далее. Приседание и поклоны продолжались около получаса; наконец они прекратились, и толстый господин с букетом провозгласил, что церемониальные танцы кончились, и приказал музыкантам играть менуэт».


Туристические поездки

Транспорт

Где остановиться

Карты, схемы проезда

Развлечения, досуг

Культурный отдых

Справочная информация

Прочее